Парадокс любви (Osho)

Вчера затронула тему о Любви, наших ожиданиях в ней и счастье. Тема вечна и неисчерпаема, как и бесконечное количество представлений о самой Любви. Добавить могу только вот ещё что: быть счастливым в Любви может только зрелая личность, осознающая свою ответственность за все, что происходит в её жизни. Только зрелый и осознанный человек сможет без ложного стеснения спокойно и просто поговорить с любимым человеком о своих ожиданиях от этих взаимоотношений.  И первое, что сегодня пришло, как будто в подтверждение нужности и важности сказанного — эссе Ошо «Парадокс любви» из книги «Зрелость».

  Основная проблема любви в том, чтобы сначала стать зрелым. Тогда ты найдешь зрелого партнера; тогда незрелые люди совершенно не будут тебя привлекать.

Происходит именно так.
Если тебе двадцать пять лет, ты не влюбляешься в двухмесячного ребенка. Точно так же, если ты зрелый человек психологически, духовно, ты не влюбишься в ребенка. Этого не бывает. Этого не может быть, ты видишь, что это бессмысленно.

У зрелого человека достаточно цельности, чтобы быть одному. И когда зрелый человек дает любовь, он дает ее без всяких присоединенных к ней тайных нитей — он просто дает.

Когда зрелый человек дает любовь, он чувствует благодарность за то, что ты ее принял, не наоборот. Он не ожидает, что ты будешь благодарен за это — нет, совсем нет, ему даже не нужна твоя благодарность. Он благодарит тебя за то, что ты принял его любовь.

И когда два зрелых человека любят друг друга, происходит один из величайших парадоксов жизни, одно из самых красивых явлений: они вместе, но в то же время безмерно одиноки.

Они до такой степени вместе, что почти одно целое, но их единство не разрушает индивидуальности — фактически, оно ее увеличивает, они становятся более индивидуальными.

Два зрелых человека в любви помогают друг другу стать свободнее. Нет никакой политики, никакой дипломатии, никаких попыток подчинить себе другого.Как ты можешь пытаться подчинить человека, которого любишь? Только подумай об этом — подчинение это род ненависти, гнева, враждебности. Как можно даже думать о том, чтобы подчинить себе человека, которого ты любишь?

Ты хотел бы видеть этого человека совершенно свободным, независимым; ты хотел бы дать ему больше индивидуальности. Именно поэтому я называю это великим парадоксом: они вместе настолько, что почти слились в одно, но все же в этом единстве остаются индивидуальностями.

Их индивидуальности не смешиваются — они усиливаются. Другой обогащает в том, что касается свободы.